Иван Тарасов (muna_cynepcmap) wrote,
Иван Тарасов
muna_cynepcmap

Categories:

Звезды Большого Террора - 4




1. Лев Миронов
2. Арнольд Арнольдов
3. Генрих Люшков. Коммунэра

4. Генрих Люшков. Иудиада


Тогда Павел, простерши руку, стал говорить в свою защиту:
…получив власть от первосвященников, я многих святых заключал в темницы,
и, когда убивали их, я подавал на то голос.

Деяния святых апостолов
(26:1,10)
Отменение же прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности…
Послание к Евреям святого апостола Павла
(7:18)


Первые допросы Юсикова Енирифа (так пограничники записали фамилию и имя Генриха Люшкова) состоялись в Хуньчуне. Убедившись в том, что границу перешел не какой-нибудь самозванец, а подлинный начальник краевого УНКВД, кавалер ордена Ленина, да еще с мандатом депутата Верховного Совета, японцы отправили ценный груз в Сеул, где допросами Люшкова занялся начальник военной разведки Матасаки Онухи.

Там Люшков обозначил количество сребреников, за которое он готов расстаться с военными и служебными секретами: 500 тысяч японских иен. Плюс гарантия безопасности на период проживания в Японии, плюс свободный выезд из нее по завершении сделки. Подивившись, как гоголевский Тарас, бойкой жидовской натуре пленника (у которого при обыске нашли 4153 иены прихваченных из фонда УНКВД), г-н Онухи решил припугнуть его судом или депортацией. «Не меняясь в лице [Люшков] сказал, что, если подобное произойдет, японской армии, видимо, впоследствии придется раскаиваться, и спокойно пояснил, что 500 тысяч иен – небольшие деньги по сравнению с затратами на войну в Китае» [11].

Продолжились торги уже в Харбине, куда ценную добычу срочно затребовало командование Квантунской армии. Там аппетиты Люшкова резко убавились и он начал сотрудничать за еду и мягкую постель. Японцы взамен «получили подробную информацию о дислокации войск, строительстве оборонительных сооружений, крепостях и укреплениях и т.д. К тому же Люшков передал японцам детальную информацию о планах развертывания советских войск не только на Дальнем Востоке, но и в Сибири, на Украине, раскрыл военные радиокоды» [32].

Негаданный подарок оказался для командования Квантунской армией очень кстати: до событий на Хасане оставался примерно месяц и данные Люшкова «во многом изменили внешнеполитические и военные планы императорской Японии». Порадовал беглец и контрразведчиков, выложив сведения «о формах агентурно-оперативной работы, деятельности советской агентуры в Маньчжурии, Корее, Китае и отчасти в Японии». Последовали немедленные аресты среди китайцев, корейцев и маньчжуров – вчерашних осведомителей Люшкова [11].

На допросах в Харбине экс-комиссар рассказал о причинах бегства:
Вопрос: Расскажите о действиях НКВД на Дальнем Востоке.
Ответ: За время моей работы в Хабаровске с августа прошлого года и до сих пор арестованы за политические преступления 200 тысяч человек, семь тысяч расстреляны – это значительно меньше, чем в среднем по стране. Поэтому в Москве подумали, что я саботажник. Меня стали подозревать
[33].

Всемирная известность приходит к Люшкову в Токио. 3 июля выходит его интервью в газете «Иомиури»: «Я до последнего времени совершал большие преступления перед народом, так как я активно сотрудничал со Сталиным в проведении его политики обмана и терроризма. Я действительно предатель. Но я предатель только по отношению к Сталину…» [34]. 13 июля, ровно через месяц после перехода границы, Генрих Самойлович даст большую пресс-конференцию в центре Токио, отеле «Санно», где одной из главных тем которой станут причины бегства. О высоких мотивах добровольного изгнанничества экс-комиссар напишет в публичном дневнике, отрывки из которого расхватает японская пресса:
«Почему я решился на такой шаг, как бегство? Передо мной была дилемма: быть оклеветанным и расстрелянным как «враг народа» или же посвятить остаток жизни борьбе со сталинской политикой геноцида. Мое бегство поставило под удар мою семью и друзей. Я сознательно пошел на эту жертву, чтобы хоть в какой-то мере послужить освобождению многострадального советского народа от террористически-диктаторского режима Сталина.
Велики мои преступления перед народом, так как я сам участвовал в этой страшной сталинской политике, убившей многих и многих советских людей. … сам факт моего бегства будет преподнесен как доказательство того, что я шпион, продавшийся японский наймит… Но у меня не было и нет иных целей бегства, кроме тех, о которых я уже говорил»
[35].

Так случилось чудо, каковыми столь богата история богоизбранного народа. Рука, выводившая в Японии эти совестливые строки, завизировала, буквально за день до отбытия из СССР, расстрельный список числом в сорок одну душу. (Причем, после приказа Люшкова «во всех делах находить массовые связи с японцами, не было ни одного арестованного, который не давал бы показаний о связях с японцами» [11]). Но перейдя границу, Савл превратился в Павла и его вчерашние заповеди аннулировались, как это случается у святых. Отныне г-н Люшков – пламенный борец со сталинизмом и категорический противник массовых репрессий.
(Опыт чекиста-орденоносца творчески переработан нынешними апостолами социального прогресса – березовскими-ходорковскими-эйдманами. Вступая на пути тираноборчества, они старомодными покаяниями не заморачиваются. Пропечатал себя правозащитником – и шабаш!)

Борьбу за освобождение советского народа от сталинской тирании г-н Люшков начал со свойственным ему размахом. После сдачи всей интересующей информацию японским покровителям, он встретился со спецпосланниками от Канариса. «В итоге в Берлин ушел 100-страничный доклад о положении дел в Советском Союзе, составленный на основании анализа протоколов допроса Люшкова. Он именовался «Доклад о встречах между Люшковым и немецким специальным представителем и связанная с этим информация»». Рихард Зорге, к которому руководство японского посольства обратилось с просьбой «провести анализ этого документа и по возможности внести свои поправки», не сумел отснять сей труд целиком и в Москву ушли фотокопии только самых важных страниц [11]. (Кстати, Люшков умудрился посодействовать и самому Зорге, заверяя японцев в том, что «в Японии нет сейчас нелегальной резидентуры с передатчиком.… Генрих Самойлович ничего не знал о группе Рихарда Зорге в Токио, не только вхожей в высшие японские сферы, но и располагавшей радиопередатчиком» [35]).

В конце 1938 года экс-комиссар отправляется в Чаньчунь, на привычную охоту за шпионами – теперь уже не японскими, а советскими. «Офицеры, сопровождавшие Люшкова в этой командировке, вспоминали о бывшем чекисте, как человеке безжалостном и бессердечном». Он лично принимал участие в допросах подозреваемых в сотрудничестве с советскими спецслужбами корейцев, русских и китайцев. Если на допросе захваченный агент медлил с ответом, то Люшков «…сразу тыкал ему в лицо нож, или плескал на него керосин, а затем чиркал спичкой и говорил допрашиваемому, что если тот не заговорит, пока спичка догорает в его пальцах, то он бросит эту горящую спичку ему на голову» [11].

Начало 1939 года стало для г-на Люшкова особо хлопотным: японский генштаб при его решающем участии разработал операцию «Медведь». Целью ее была ликвидация Сталина в Мацесте, где вождь народов любил принимать ванны. Люшков, в бытность начальником Азово-Черноморского управления НКВД, обеспечивал охрану мацестских процедур и, естественно, знал все слабые места системы безопасности. План нападения заключался в следующем: пробраться через подсобку в ванную комнату, где Сталин находился в полном одиночестве, поскольку никогда не обнажался при посторонних. К подсобному помещению банного корпуса предполагалось проникнуть через подземные коммуникации, которые Люшков помнил наизусть. Путь в подсобку преграждал запертый люк, но и это препятствие не было непреодолимым. «В бойлерной работали двое техников, которых должны были заменить террористы. После приезда Сталина двое одетых в халаты техников должны открыть люк и впустить остальных. Затем предполагалось уничтожить охрану и только потом убить Сталина. Возвращение группы не планировалось. Все террористы были смертниками» [36]. «По рисункам Люшкова в лагере в Чанчуне соорудили макет ванного корпуса в натуральную величину, где группа отрабатывала слаженность своих действий. Во время тренировок в девяти случаях из десяти «охранники» опаздывали с контрмерами. В результате офицеры разведуправления Квантунской армии, проверявшие готовность группы, пришли к заключению, что операция «Медведь» должна завершиться успешно» [37].

25 января группа из семи человек попыталась перейти русско-турецкую границу у селения Борчка, где попала в подготовленную засаду (Москву заранее предупредил о готовящемся покушении агент Борис Бжеманьский по кличке Лео, служивший в Министерстве иностранных дел Маньчжоу-Го [35]). Трое диверсантов были убиты пулеметным огнем, остальные бежали.

После провала операции «Медведь» Люшков через Европу возвратился в Японию и в дальнейшем трудился в «Бюро по изучению Восточной Азии», находившемся в ведении 2-го управления японского Генштаба. «Он работал усердно, все время что-то читал и писал. На случай войны Люшков приготовил антисталинские речи и тексты листовок. Переводчики уморились, вынужденные переводить за Люшковым до 40 рукописных страниц в день». На память грядущим поколениям Люшков оставил также свои размышления о Сталине и критический разбор «Краткого курса истории ВКП(б)» [33].

Летом 1945 года японское командование, в предвидении надвигающейся войны с СССР, решает отправить Люшкова в Маньчжурию. 8 августа, в день объявления Советским Союзом войны Японии, Люшков прилетел в Дайрен, а уже 10 августа японцы задумались о его дальнейшей участи в виду неожиданно быстрого продвижения советских войск через оборонительные порядки самураев. 15 августа из Токио приходит телеграмма о капитуляции Японии и начальник штаба обороны Квантунского полуострова генерал Янагита приказывает начальнику Дайренской военной миссии Такэоке ликвидировать отработанный материал.

Вечером, 19 августа, благородный Такэока предлагает Люшкову застрелиться самостоятельно. Люшков категорически отказывается, настаивая на бегстве, и Такэока соглашается пойти с ним в порт, подыскать подходящее для эвакуации судно. «Спустившись со второго этажа к выходу во двор,– рассказывал арестованный Такэока сотрудникам СМЕРШа, – я быстро зашел вперед и внезапно из имевшегося у меня браунинга выстрелил ему в левую сторону груди». По другой версии «труп Люшкова был найден в заливе близ Дайрена. Следствие установило, что Люшков был задушен и брошен с моторной лодки сотрудниками ЯВМ в Дайрене» [37].

Попыток реабилитации Генриха Самойловича Люшкова, пламенного борца со славизмом, троцкизмом и сталинизмом, не отмечалось.

Как наши скрипки плачут в тоске предсмертной!
Каждая гадина нас выбирает жертвой
Газа, погрома ли, проволоки колючей -
Ибо мы всех беззащитней – и всех живучей!
Участь избранника – травля, как ни печально.
Нам же она предназначена изначально:
В этой стране, где телами друг друга греем,
Быть человеком – значит уже евреем.
Вот моя Родина – Медной горы хозяйка.
Банда, баланда, блядь, балалайка, лайка.
То-то до гроба помню твою закалку,
То-то люблю тебя, как собака палку!
Крепче целуйтесь, ребята! Хава нагила!
Наша кругом Отчизна. Наша могила.

Дмитрий Быков
(Послание к евреям)

______________________ ______________________

* Подзаголовок «Иудиада» несет сугубо позитивный, героический смысл. Как известно, благодаря умелым действиям Иуды Искариота был опознан и арестован опасный шарлатан и вероотступник из Назарета, покусившийся на духовные скрепы святого народа.

ИСТОЧНИКИ:
32. Куксин Илья. Побег столетия.
33. Тельман Иосиф. Японская эпопея Генриха Люшкова.
34. Хронос: Генрих Самойлович Люшков.
35. Соколов Борис Вадимович. Охота на Сталина, охота на Гитлера. Тайная борьба спецслужб.
36. Баландин Рудольф, Миронов Сергей. «Клубок» вокруг Сталина.
37. Прохоров Д.П., Лемехов О.И. Перебежчики. Заочно расстреляны.



______________________ ______________________

5. Михаил Диментман
Tags: эпос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments