Иван Тарасов (muna_cynepcmap) wrote,
Иван Тарасов
muna_cynepcmap

Пессимистическая Комедия. Часть Вторая




ОТЦЫ И ДЕТИ
(трагифарс в двух частях
по мотивам литературного фестиваля)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ, 18 мая, 2019 года


Представьте: стоит стена, каменная и высокая. И никто не знает, что за этой стеной. К стене подходят современные поэты и бьются лбом. Кому-то больно, а кому-то нравится и он бормочет что-то несвязное, и находит смысл в этом несвязном, и радуется найденному смыслу. И поэты хвалят друг друга за якобы найденные смыслы. Но самые талантливые не бьются о стену лбом, они на нее забираются и видят, что за стеной. А те, кто внизу, их спрашивают: что вы там видите? Но взобравшиеся на стену ответить не могут, потому что ответ будет слишком простой. За каменной стеною, те кто на нее взобрался, видят широкую, столбовую дорогу русской поэзии, которую когда-то проложил Пушкин, и на этой дороге пуcто, там есть только отдельные люди. Дорога называется очень просто - Естественность Поэтической Речи.
Александр Куликов, модератор

В этот раз "Класс Коррекции" возьмёт тебя на свой личный "пароход современности".
Возьмёт, но не сбросит, потому что мы - часть целого, потому что каждый это целое в целом.
Мы хотим говорить, мы не можем молчать и запрещаем тебе.
Мы - голос этого времени, нашего времени.
Не ты один каждодневно, ежеминутно сдерживаешь внутренний крик.
Но только ты можешь изменить мир вокруг себя.
А мы тебе, конечно, поможем.
Конечно, друг.
Назло профанаторам поэзии, назло морализаторам и приспособленцам всех времен и народов,
против узурпаторов искусства, против невежества и лживой системы.
За свободу мысли и слова, за свободу рифм, ритмов, смыслов, за свободу совести.
Мы - выпустим своих внутренних революционеров.
Ты - впустишь их в свою голову, в своё сердце.
Место протеста - Театр Молодёжи
Время протеста - 14:30
Будь.

Мария Кравцова&Co


ОТЦЫ: Поэтический час. Стихи приморских поэтов
Приморское отделение РГО. В президиуме:
Александр Куликов, Владимир Тыцких, Раиса Мороз, Татьяна Прудкогляд, Эльвира Кочеткова, Иван Шепета, Юрий Кабанков, Сергей Нелюбин, Александр Новиков.
В зале 15-20 слушателей. ДЕТЕЙ (среди слушателей) представляют 3-4 человека из Дальнегорска.
Атмосфера благостная, наполненная чувством удовлетворения от исполняемого ОТЦАМИ высокого долга.


ДЕТИ: Поэтическое шоу "Класс коррекции", организатор Мария Кравцова.
Приморский краевой театр молодежи, примерно на 2/3 заполненный малый зал. Ни одного представителя от ОТЦОВ.
Сцена залита кровавым светом, на подмостках - живописно накрытый стол. Шоу начинается с выпивки-закуски и проходит под непрерывный перестук вилок-тарелок, чоканье рюмок и прочие шумы, сопровождающие коллективное поглощение пищи. Один из участников шоу, во время свободное от чревоугодия и бряцания на гитаре, меланхолически набивает травой внушающие уважение косяки. Тексты, однако же, подаются актерами предельно выразительно, с максимальным накалом.


ОТЦЫ:
Спасибо, август милый,
за глубину небес,
за то, что копит силы
для листопада лес,
за то, что где-то в чаще
серебряный ручей –
живой и настоящий,
свободный и ничей.
...
Спасибо, август краткий
за то, что впереди,
как линии в тетрадке,
осенние дожди,
за мокнущие крыши,
за лужи у ворот,
за то, что мы напишем,
а кто-нибудь прочтет.
Александр Куликов

ДЕТИ:
...Ты лежишь и видишь: под небесами
всё дрожит в ожидании мига, когда полетят ракеты,
всё вокруг предвещает, что полетят ракеты,
всем сказали, что полетят ракеты,
а когда и куда — разбeритесь сами.
Будет день - стaнешь зол и сольёшься цветом
с человеческой кровью без всякого градиента,
сможешь вырасти, встать и поймать ракеты,
за пропеллеры сцaпать военные вертолёты,
переплавить торпеды на польский злотый
и алжирский динaр.
Хватит собранных гор цветмета
и на первую ложку, что в руки возьмёт ребёнок,
и на кольца влюблённых, а позже – жены и мужа.
Ты огромен и сердце, нaверное, весит тонну,
и его не возьмёт ни одно из земных оружий,
ни одно из придуманных здесь оружий,
что угодно пoпятится в фокусе глaз бездонных.
Виктория Манасевич


ОТЦЫ:
Славно жить у моря, братцы,
Славно по морю гулять,
Славно, братцы, возвращаться,
Если есть кому встречать.

А когда от дел свободен,
Веселее дела нет
Видеть, как корабль уходит
И глядеть ему вослед.

Вижу, как его качает,
Вижу мачты и корму,
Молчалив и опечален
Сам не знаю почему.
Владимир Тыцких
записано с голоса

ДЕТИ (сильный девический голос, под гитару):
Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожащей рукой,
Только так бесполезно, так зло и ненужно
Опускали их в вечный покой.

Забросали их ёлками, закидали их грязью
И пошли по домам, под шумок толковать,
Что пора положить уже конец безобразию,
Что и так уже скоро мы все начнем голодать.

Но никто не додумался просто встать на колени
И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране
Даже светлые подвиги - это только ступени
В бесконечные пропасти к недоступной весне!
Александр Вертинский


ОТЦЫ:
...Сентябрь-бродяга…
Выше, выше
Летит прощальный белый клин.
Цветные листья красят крышу
Кистями кленов и рябин.
Как друг бесценный, входит утро,
Стучит о форточку слегка.
Здесь где-то чудо бродит будто –
Неповторимая река.
И все возможное случится,
И все хорошее придет,
И с неба выцветшего ситца
Подсолнух в руки упадет.

… В том домике когда-то жил художник
И тонкой кистью рисовал закат.
За стенкой одинокий музыкант
Печальной скрипкой вечера итожил
Над темной кровлей желтая луна
Такая неподвижная висела…
И скрипка удивительная пела
О совершенстве мира и добра
А в доме рядом женщина жила,
Земная и реальная до боли…
Растила сад, ему и отдала
Тепло души и доброту ладоней.
Татьяна Прудкогляд

ДЕТИ:
Снова на праздник закрыт мавзолей фанерой.
Все объясняют это горячей верой.
В воздухе, тем не менее, пахнет серой.
Впрочем, зачем перелетных гусей дразнить?
Звезды героев сильнее орлов двуглавых.
Но не увидеть ни левых теперь, ни правых.
Черное с белым, как ни крути, на равных.
Ложь распечатана. Ложь не умерит прыть.

Кто-то манипулирует общим фоном.
Гонят одних к айфонам, других к иконам.
Голуби уступают всегда воронам,
Кто же ворон осматривает в прицел?
Вместо Христа для удобства зеленый Шива.
Овцам — футбол, супермаркет, порнуха, пиво.
Русские кони ссорятся у обрыва
Это про них Высоцкий когда-то пел.

В Грозном отрежут голову покемону.
В Питере кинут камень в бойца ОМОНа.
Хмыкает Быков, фальцетом поет Лимонов,
Модный перформер «зассал», увидав мечеть.
Любят Россию как женщину бьют ногами.
Карта страны топорщится оригами.
У алтаря все громче шуршат деньгами.
А поколение next ушмыгнуло в сеть.
Влад Маленко


ОТЦЫ:
Ах вы, пляжные шляпки! Вы измяты во тьме антресоли.
Только сок на губах – земляничного лета следы.
Я закутаюсь в шарф. Я усну. Я ужасная соня.
До весенней поры. До звенящей, безумной воды.
А когда я проснусь – я надену красивое платье.
Всем толстушкам вокруг посылая сердечный привет,
под весёлое солнце пойду для тебя загорать я,
чтоб ладоням твоим позабытый почудился свет
рыжеватых волос, чтобы вспомнил ты голос прилива,
запах прелой листвы, отогретой, гудящей земли.
Это всё отпоёт. Так стремительно, так торопливо.
От снегов до снегов. Вот и вновь снегопады пошли.

Люди, привет! Начинается день
Розовой песней, небом молочным.
Как вы, земляне? Я-то уж точно
Радостна наскоро и набекрень.
В предощущеньи непознанных истин
Небо пытаю, несу дребедень...
Буду наивною, буду смешною
В этом воинственном веке земли.
Только наивные, перед войною,
Розы и яблони тоже цвели.
Эльвира Кочеткова
записано с голоса

ДЕТИ:
пройти мимо рядов
с сезонными товарами
с акционными товарами
с уценёнными товарами
с товарами для детей
с товарами для зверей
с товарами для дома
с товарами для сада
с товарами для Содома...
ничего не купив
и сказать кассирше
её истинное имя
ненаписанное на бейджике
истинное имя гипермаркета
ненаписанное на фасаде
истинное имя улицы
ненаписанное на вывесках
истинное имя города
ненаписанное на карте
истинное имя страны
ненаписанное в головах
случится нечто новое
порождающее старое
всё вокруг вспомнит
чем оно являлось изначально
хлеб
пустит корни
деревянный поддон
пустит корни
льняное платье
пустит корни
человек
забудет о корнях
став тем
чем не хотел быть
забывая истинное имя
Дмитрий Жмых


ОТЦЫ:
Утром море встречает меня с прохладцей,
У соседей легкий мандраж и разбор полетов:
Ночью звенели во всю языки и яйца,
Но так и не дошло до рукоприкладства.

Время у моря танцевать в полуночном бризе,
Время в отливе пьяным сдирать колени,
По колючим и скользким ежам и звездам
Пробираясь к то ли звездам, то ли огням на рейде

На закате солнца нажарю мяса,
По железным кружкам разолью спиртное.
Буду смотреть, как тлеют угли в мангале,
В состоянии умиротворения и покоя.
Сергей Нелюбин

ДЕТИ:
край у нас широк, изобилен,
бесконечно сакрален
сколько у нас древних зубодробилен,
вековых душераздирален

всяк у нас привит, обезболен,
власти абсолютно лоялен,
это слышно с каждой из колоколен,
изо всех шапкозакидален

в школе, без вопросов и встречных реплик,
наши детки, краса-отрада,
собирают нам из духовных скрепок
макеты ада

судя по тому, как нас вертухаи обходят хмуро,
и на звук подаются, дрогнув, -
скоро снова грянет большая литература
и кинематограф
Вера Полозкова


ОТЦЫ:
Утро — волшебное. Тонкая, стильная, изумительная
моря полоска синяя,
неба!.. а между — прочерчена грифельная
береговая линия.

То ли Боги решили единогласно, что рано ещё,
то ли жизнь как подарок — всегда внепланова,
чувство — острое, колющее и ранящее,
как напоминание чего-то давно желанного.

Выйти к морю, и стать самому, как море, огромным.
Выдохнуть, выкрикнуть так, чтобы звук не карябал нёбо.
Стать — как нравится женщинам — любящим и нескромным,
но при этом — остаться чистым, как это небо.


Грустно жил. Один. Высоко летал.
Там, где холодно, хоть и солнце близко.
Крыльев 'не дал мне старина Дедал...
Так что я летал, избегая риска!

И душою лёгче, чем сигаретный дым,
увязая в телесной трясине чувства,
не «казаться» – быть, «улыбчивым и простым»,
постигал классическое искусство.

Выжечь душу страстям моим не удалось.
Ни вино, ни женщины не сгубили...
Седина – как пепел среди волос,
и глаза изподлобья – пепельно-голубые.
Иван Шепета

ДЕТИ:
Я не знаю, как там у них, но у нас в России
куча разных способов для надёжной анестезии
сердца, обнаженного, как без раковины моллюск.
Я не знаю, есть ли господь на свете, но иногда молюсь.

Человек — это полигон для битвы стереотипов.
Браузер, через который бог серфит в сети.
Если комплекс — С-300 или Эдипов.
Если выстрел "Амура", то сразу дыра в груди.

Кто б ты ни был по жизни — хоть человек искусства,
хоть судебный пристав, таксист, торчок...
Неужели у тебя не бывает такого чувства,
что уму нужен качественный скачок?

Вдруг стартует внутри механизм отчаяния.
Что если судьба уготована мне другая?
Но господь устроил так, что у слов есть похожие окончания.
Глупо было бы этим не пользоваться, моя дорогая.

Десять лет или больше то стираю, а то пишу.
Возвышаюсь над своими заметками как памятник дательному падежу.
Лента Мебиуса — это тоже техника оригами.
Прикосновенье моих подошв создает дорогу под сапогами.

Пальцы нервно арпеджируют кобуру.
Воздух качает грудь, будто дуешь в вистл.
Если сильно болит, то это всегда к добру.
Разменяй свою боль, расщепи на смыслы.

Есть господь на свете, или нет его.
Нервный тик в циферблаты вдувает Хронос.
Промахнулся, опять ушел в молоко.
Различаешь в помехах, то смех, то голос.

На возьми себе эти десять стрел молчанья.
Собери в пучок, положи в колчан их.
А когда насытишься тишиной,
отпускай, не целясь, одну за одной.
Карен Тараян


ОТЦЫ:
Сказка что ли ворожит?
Пляска звонами бежит
С шопотом, с шуршашьем,
Да веселым ржанем.
Кони, кони! Вольный бег
Не догонит только снег
Белой пеленою,
Пеленой льняною,
Все узоры вышивать,
Жить да жить, да поживать,
Хоть зимой и хладно
На просторах ладных.
Да во добром во миру
Погуляю на пиру
Зримых и незримых,
Да своих, родимых.
...
В тихих песнях своих, на своих посиделках вечерних,
В разговорах веселых - отрадах родительских глаз,
Скоро к теплому лету, на липень, а может, на червень,
Прибавления ждем, это будет сыночек у нас.

Снова новую жизнь будем нянчить в ее колыбели,
Пеленать, и агукать и петь, целовать и любить...
Я увидел звезду на макушке заснеженной ели,
И звезда говорила, что счастья вовек не избыть.
Александр Новиков
записано с голоса

ДЕТИ:
давайте бояться вместе,
давайте кричать вполголоса,
петь только нужные песни,
шутить только ниже пояса.

а выше нам лезть не надо бы,
там выше за нас все сказано,
мир со своими укладами,
где все поделено, всем подмазано.

давайте не видеть мира,
давайте построим стены,
была коммунальной квартира,
теперь мы боимся измены.

у нас все намного лучше,
хранимы мы всеми святыми,
такие чистые души,
что нет ничего за ними.

потерпим, потерпим, смиримся,
потянем, потянем, вытянем,
в чужом, как в своем, повинимся,
за ангелом, за мучителем.

за каждым веселым встречным,
за водку, за хлеб, за Родину,
никто не бывает вечным.
вроде бы
Владимир Лаутеншлегер


ОТЦЫ:
Спит опрокинутый водоём,
звездам числа нет, а мысль убога:
сказал безумец в сердце своём,
мол, Бога - нету! мол, нету Бога.
В такую полночь всего умней
внимать дыханью спящей собаки
в твоём бездонном саду камней,
где рыбы плещутся да зодиаки.
А чистый разум – стерильно чист;
колючий воздух ноздри щекочет:
уж так он лёгок, уж так речист,
что и уйти подобру не хочет!
Или не ведаем, что творим? –
когда с надсадою волевою
ведём наступленье на Третий Рим
в колонне с « Мёртвою головою»!
Когда же к умнику смерть придёт,
то все претензии – к Персефоне.
А милость – и до него дойдёт:
как треск в безмолвствующем шлемофоне.
Юрий Кабанков

ДЕТИ (хором под гитару):

Я люблю свою Родину! Вроде бы
Я полжизни рабом на заводе был
И штаны носил прямо на скелет,
Но теперь меня это не торкает!

Я люблю свою родину! Вроде, да!
Да и не был я, в общем-то, никогда
Не в Гренландии, не в Америке,
Что ж теперь мне «убиться» в истерике?!
Там, я знаю из фильмов, что тоже врут,
Даже Орки и Гоблины там живут,
А у нас Язи в жанре «Fantasy» -
Два стакана и будет всё на мази!

Я люблю свою Родину! Вроде бы
Я полжизни рабом на заводе был
И штаны носил прямо на скелет,
Но теперь меня это не торкает!

Я люблю свою Родину, ё–моё!
А кого же ещё, если не её…
И мобили «Ё», и дороги «Ё»
Что-то есть в ней такое… совсем своё!
Можно и про поля, да про тополя
Это дело не хитрое, вуаля!
Я бы точно смог, только точит тля,
Заставляя меня начинать с нуля

Я люблю свою Родину! Вроде бы
Я пол - жизни рабом на заводе был
И штаны носил прямо на скелет,
Но теперь меня это не торкает!
Константин Кулясов
группа "АнимациЯ"

________________________

ПРИМЕЧАНИЕ: тексты, по большей части, даны отрывками
________________________

ПРИЛОЖЭНИЭ


Tags: эпос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments